Промка. Зона боевых действий против журналистов

Промка. Зона боевых действий против журналистов

Почему за видео российского спецкорра расплачиваются украинские журналисты?
Промка. Зона боевых действий против журналистов
Промка. Зона боевых действий против журналистов
11 Лип 2016
1
5260

Пятый день  не утихает скандал между украинскими военными, украинскими чиновниками, украинскими патриотами и украинскими же журналистами. А поводом для него стал репортаж российской журналистки Юлии Полухиной, представительницы «Новой газеты», который вышел 7 июля. Репортаж содержал съемки промзоны в Авдеевке, где 6 июля,  в результате обстрела позиций ВСУ из запрещенных Минскими соглашениями 120-миллиметровых минометов, погибли два украинских военных.  На видео видны лица обоих погибших – один из них все еще жив,  также указаны их имена, фамилии и позывные. В тексте репортажа  перечислено оружие, которые используют бойцы ВСУ, защищая «промку». Есть фото позиций боевиков т.н. «ДНР» сквозь оптику наблюдателей. На видео видны и укрытия, и легко определяется высота здания  - для артиллеристов, например, этого достаточно, чтобы понять, куда нужно стрелять, и где находятся как огневые точки, так и то, откуда наблюдают за позицией разведчики. 

Репортаж стремительно разошелся по сепаратистским ресурсам – на них, во-первых, стали размещать фотографии убитых украинских военных с отвратительными комментариями, во-вторых, обсуждать позиции украинских десантников. Естественно, что украинские десантники 95-й, 79-й и 81-й бригад, которые находятся в этой самой промке, также обратили на него внимание. Первым высказался боец Маси Найем, младший брат депутата Мустафы Найема. Подписчиков у него много, поэтому его пост вызвал в фейсбуке настоящую бурю:

«Уважаемые журналисты (некоторые - совсем не уважаемые, это касается не всех журналистов).

я сразу прошу прощение за резкость. но имею право.

сегодня утром я увидел репортаж одних СМИ, которые приезжали к нам на позицию. с доверием к людям - мы не просматривали камеры после того, как они были тут. так как эти журналисты уже который год снимают войну и не были замечены в непрофессионализме.

перед этим ночью, часам к трем, меня разбудило два сообщения. на которых у ополчения в твиттере появилось фото трупа моего товарища. но уже утром я увидел и видео, где четко видно все - от укрытия, до позиции, где стоят ребята каждую ночь. рискую своей жизнью. а так же их позывные.

простите, но какими же надо быть мудаками и идиотами, чтоб не понимать что вы делаете. это какой-то маразм. вы же ненормальные до глубины непонимания ситуации.

неужели погоня за славой вам дороже жизни ребят, а в крупном плане - мира над вашей головой в Киеве?»

Пост был опубликован около семи утра 8 июля, к тому моменту репортаж «Новой газеты» был доступен для просмотра более, чем полсуток – он был обнародован в 10 вечера 7 июля. Но при этом, благодаря формулировкам Маси Найема о мирном киевском небе большинство подписчиков, читателей и комментаторов поняли Найема так, как будто бы он пишет об украинских журналистах. И хотя позже Найем уточнил, что речь идет именн о репортаже российской журналистки, его уже не услышали.

А "виновные" украинские журналисты тут же нашлись – оказалось, что вместе с Полухиной на передовой в эти сутки – именно сутки, а не несколько часов, как позднее писали все критики журналистов – снимали и журналисты «Громадського ТБ» Настя Станко и Константин Реуцкий. И в два часа дня 8 июля пресс-центр АТО официально заявил, что журналисты «Громадського» представили Полухину как сотрудницу украинского канала, тем самым ввели в заблуждение пресс-центр АТО, и, учитывая нарушения в репортаже Полухиной, а также в репортаже самого «Громадського», пресс-центр требует приостановить аккредитацию Полухиной, Станко и Реуцкого.

Общественность бросилась топтать украинских журналистов с особым тщанием – ведь им и Найем указал в сторону украинских журналистов, и пресс-служба АТО. Интересно, что никто не попытался выяснить ни последовательность событий, ни в чем, собственно, состоит вина журналистов «Громадського», если она есть.

Обвинения в том, что они привезли с собой журналиста «Новой газеты» чуть ли ни тайком – несостоятельны даже при поверхностном изучении фактов. «Новая газета» заявила "ДМ", что это ложь – СБУ выдавало аккредитацию журналистке как представителю «Новой газеты», то же самое делал пресс-центр АТО  (ПЦ АТ отрицает, что Полухина получила у них аккредитацию). Допустим, что заявлению «российских шпионов» никто не верит. Но Полухина взяла в той же поездке интервью у командующего ВДВ генерала Михаила Забродского   - и уже опубликовала его. Неужели к генералу ВДВ так легко, без всяких проверок, просто поверив утверждениям Станко, пропустят человека? Кроме того, получается, что Станко обладает такой властью, что ни на одном блокпосте у Полухиной не проверили ни одного документа – в том числе, ее российский паспорт.

Тем не менее, версия о том, что именно журналисты «Громадського» провезли Полухину на передовую, обсуждается уже который день – и как пишет Найем, она состоятельна, потому что «журналистам «Громадського» доверяли». Настолько доверяли, получается, что и пресс-центр АТО, и СБУ, и люди, стоящие на блокпостах,  просто пропустили журналистов в самую опасную и горячую точку фронта. Еще раз напомним: они там появились не в момент боя, когда можно было бы списать все на суматоху, а практически за сутки до начала обстрела, в котором погибли десантники.

Вообще-то, есть документальное свидетельство того, что бойцы и генерал Забродский знали, о том, что Полухина – россиянка и приехала отдельно. И во время интервью с генералом, и во время разговоров с бойцами 81-ой бригады, Станко на видео несколько раз говорит: мы из разных изданий. С Полухиной генерал познакомился еще в Славянске, - и шутки о «российской шпионке» постоянно всплывали в разговоре (видеофрагменты  есть в распоряжении  «ДМ»).

Но даже если допустить, что ни генерал не знал, кому он дает интервью, ни пресс-центр АТО, ни СБУ не знали, кому они выдают пресс-карту, - это промах самих служб, разве нет?  Эту мысль высказала и Татьяна Попова, замминистра по информационной политике – подчеркнув, что кроме процедуры проверки для получения карты, в дальнейшем журналистов на передовую журналистов должен был сопровождать пресс-офицер, которого по определенной причине не было в тот момент в Авдеевке. Об ответственности за ситуацию с репортажем российской журналистки пресс-службы АТО и СБУ высказалась и исполнительный директор ІМІ Оксана Романюк, и в своем фейсбуке  пресс-секретарь МВД  Артем Шевченко:

«Мої думки з приводу медіаконфлікту "Промзона-ВДВ-загиблі десантники- Громадське-НоваяГазета(РФ)". Якщо Високомобільні десантні війська є у нас головною ударною силою армії, якщо саме вони є на основних, найгостріших ділянках фронту, де постійна війна і неодмінні втрати, і якщо саме вони є і будуть головними ударними кулаками ЗСУ під час звільнення Рідної Землі поки що окупованої ворогом, то там просто зобов'язана бути найсильніша і найфаховіша прес-служба. Бо ті, хто має головне завдання - вбивати окупанта-ворога і звільняти від нього країну, не повинні бути фахівцями у комунікаціях, для цього є окремий сегмент ‪#‎StratCom. Не тільки у командуванні, але і далі: із командувачем особисто, у кожній бригаді, у кожному батальйоні - прес-офіцери мають бути реальні, які здатні розрізняти не тільки Шевченка від Бабченка (РФ), і не тільки Станко від Полухіної (РФ), і не тільки Громадське від Нової Газети"(РФ), а й набагато більше інших інформаційних сегментів і відтінків. І когось, даруйте, пускати скрізь і завжди , а когось "не пущать" геть нікуди і ніколи».

Тем не менее, пресс-служба АТО настаивает на лишении журналистов «Громадського» аккредитации. Дополнительным аргументом является тот факт, что якобы такие же нарушения, как у Полухиной, были и в репортаже Станко и Реуцкого. Однако, репортажа до сих пор нет в широком доступе, так что судить о нарушениях заранее довольно странно.

Еще в момент съемок, в связи с тем, что в промзоне погибли люди, до оповещения родственников и по другим причинам, журналистов «Громадського» военные  попросили не публиковать свой материал в течении суток. Так утверждают представители «Громадського». «Громадське»  эту просьбу выполнило – и даже Полухина из «Новой газеты» опубликовала свой материал позже, чем через сутки. Свое видео -  для того,  чтобы показать его заранее военным - «Громадське» залило на свой ютуб-канал в 5-40 утра 8 июля. Это обычная процедура, как «ДМ», подтвердила  шеф-редактор новостей «Громадського» Ангелина Карякина, при работе над материалом: пока текстовая часть репортажа пишется, видеомонтажер заливает видео на канал, чтобы его посмотрели редакторы и – если это требуется – военные. Напомним, что по закону, журналисты, получившие аккредитацию в зону АТО, НЕ ОБЯЗАНЫ утверждать видео до публикации. Это их добровольное решение, связанное с желанием еще раз проверить, нет ли чего-то на видео, несущего угрозу бойцам.

Итак, видео, находившееся в обычном доступе,  - первоначально сообщалось, что видео было в закрытом доступе, однако потом выяснилось, что два часа оно был открыто для всех -  было залито на канал, и переслано бойцам 81-й бригады. Через два часа его удалили – поскольку редакторы не успели его за это время просмотреть покадрово,  и на всякий случай его убрали с ютуб- канала. Как утверждает пресс-центр АТО – по требованию военных. Карякина заявляет, что они сделали это по своей воле, во избежание дальнейшего его распространения – ведь бойцы его уже посмотрели, и до полной подготовки материала этот линк не был нужен.

За время, пока видео находилось в общем доступе, его просмотрели 76 человек – и, как сообщают источники «ДМ», коллеги журналистов «Громадського» с других каналов также его видели. И якобы именно они обратили внимание пресс-центра АТО на репортаж «Громадського». Причины столь быстрой реакции и бдительности коллег, если информация от наших источников достоверна -  до сих пор остаются загадкой.

На сегодняшний день, материал не опубликован. Как сообщила Карякина,  разрешение от военных на его публикацию так и не поступило. Так что спекуляции на том, что видео журналистов «Громадського» было столь же нарушающим правила и этику, сколь и материал Полухиной, не выдерживают критики: репортаж не вышел в окончательном виде. Его мало кто видел. Фотографии и видео, которые размещали сепапартистские сайты, принадлежат именно Полухиной. 

В чем тогда «вина» журналистов «Громадського»?

На сегодняшний день неизвестно, приостановлены ли аккредитации Станко и Реуцкого, а также лишена ли аккредитации Юлия Полухина. Пресс-служба СБУ не отвечает на звонки, на сайте информации нет. Сами журналисты «Громадського» тоже не знают о том, что происходит. Однако, «патриотическая общественность» уже грозиться «разорвать Станко», а блогеры изо всех сил пытаются обвинить журналистов «Громадського»  в некомпетентности и предательстве.

Сегодня в 16-00 состоится встреча, на которой будет обсуждаться ситуация с аккредитации журналистов «Громадського ТБ», на которой будут присутствововать представители МО, журналисты, работающие в зоне АТО, представители ГО, возможно, журналисты самого «Громадського» и МИП. Но чем бы не закончилась эта встреча, скандал совершенно точно ухудшил ситуацию: недоверие к журналистам, вероятнее всего, приведет к ужесточению цензуры. А это точно не поможет ни документировать нарушение Минских договоренностей, ни освещать ситуацию на фронте в целом. 

Фото: «Новая газета»

Теги
Коментарі
1
оновити
Код:
Ім'я:
Текст:
Сергій
2927 дн. тому
То есть, "Громадське" выкладывает видео с передовой на Ютуб (неважно, на пять минут или на два часа), где оно висит в открытом доступе, и называет это "обычной процедурой"??? В воюющей стране? И оправдывает это тем, что хотело показать видео военным (а нельзя было показать, не выкладывая на всеобщее обозрение?) А коллеги "Громадського", вместо того, чтобы написать грамотную статью о стандартах военной журналистики, соблюдают корпоративную лояльность и всячески оправдывают чужой непрофессионализм. Вот вам и информационная война...
Долучайтеся до Спільноти «Детектора медіа»!
Щодня наша команда готує для вас якісні й актуальні матеріали, які допомагають медіа в Україні ставати кращими. Ми будемо вдячні за будь-яку вашу підтримку. Ваші пожертви – це можливість робити ще більше.
Спільнота ДМ
Інше у цій категорії
Віталій Баранник
для «Детектора медіа»
Історія про те, як досвідчений кіно- й телеоператор став таксистом і масажистом із купою вдячних клієнтів.
15 Серп 2023 14:10
4 358
Юлія Лавришин
Дві журналістки видання будуть раз на два тижні обговорювати внутрішньополітичні проблеми України
12 Трав 2023 17:32
2 488
Лєна Чиченіна
«Детектор медіа»
Ще двоє телевізійників пішли на війну. Інколи такі повідомлення стають несподіваними навіть для колективу.
12 Трав 2023 14:47
3 457
Роман Мельник
«Детектор медіа»
Кліп розповідає про історію 14-річного Саші, який пережив 5 місяців окупації та втратив дім.
11 Трав 2023 15:21
2 119
Валерія Буняк
«Детектор медіа»
Журналістка Тетяна Федоркова: Харківські журналісти, на жаль, звикли до хамства з боку міської влади — особливо у відповідь на питання, які викликають критику або резонанс.
10 Трав 2023 19:14
11 472
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду